Главная - Педагогический состав - Тартаковский Лев Иосифович

Тартаковский Лев Иосифович

18.07.1924 — XX.XX.2008

Тартаковский Лев Иосифович
(1924-2008)

Завуч по иностранным языкам, учитель немецкого языка.
Годы работы в школе: 1992-2006гг.
Ветеран  Великой Отечественной войны.

По местам боевой славы,
2002 год

1928г. Лев и его мама


Родился в городе Смела Киевской области, недалеко от города Черкасс. Отец Иосиф Борисович - военный: в гражданскую войну командовал эскадроном.
Род Тартаковских достаточно древний, прослеживается с сер.19 века. Дед Льва Иосифовича – кантонист, потомственный солдат, с 8 лет отдан был на службу, 25 лет отслужил в русской армии, дослужился до унтер-офицера, участвовал в  русско-турецкой войне и получил право на русское подданство и выбор свободного местожительства.

Мама Льва Иосифовича – Зинаида Львовна. Жила в Елизаветограде (ныне Днепропетровск), закончила гимназию. Однажды отец по своим военным обязанностям прибыл в этот город и уехал оттуда вместе с мамой. Появилась новая семья, которая, поскитавшись по разным военным городкам, прибыла в Смелу, где 18 июля 1924 года появился первенец – Лёва. Городок был небольшой, мама работала санитаркой в больнице. В 30-е годы на Украине была засуха, неурожай, падок скота, эпидемия. Начался голод. Отец перевёз семью в Москву. Поселились около речного вокзала, и Лёва вместе с мальчишками наблюдал, как день и ночь кипела работа по строительству канала им.Москвы, соединившего реки Москва и Волга. Работали заключённые, практически без машин – лопатами – рыли котлован для будущего канала.


1940г. Лев с мамой

1941 год

В 1935 году семья Тартаковских переехала на Новослободскую улицу, д.11 в коммунальную квартиру №32. Лёва пошёл в 5 класс 174 школы, где и закончил девятилетку.  

В начале войны всех учащихся, начиная с 8 класса, отправили в составе батальона Свердловского района копать окопы в Смоленскую область, в район города Вязьма. Московские школьники вместе со взрослыми строили оборонительные укрепления. Когда начались бои у Смоленска и линия фронта стала приближаться к Вязьме, всех ребят отправили обратно в Москву. Москву узнать было нельзя. На окнах появились затемнения, в некоторых местах стояли зенитки. Школа №174 была переоборудована под госпиталь, а классы расформировали по другим соседским школам. Мама Зинаида Львовна с маленькой сестрой Галиной уехали в эвакуацию, и 15 летний Лёва остался один. После уроков вместе с одноклассниками работали на заводе, где производились детали для будущих  “катюш”.

 

1943 год


Лёва узнал , что Серпуховское авиационное училище набирает слушателей, вместе с другом принимает решение поступать в него. После боёв под Москвой в середине декабря 1941 года они получают в военкомате 2 путёвки – направления в Серпуховское училище. Приезжают в Серпухов и узнают, что училище перевели в Среднюю Азию, подальше от линии фронта. Более 2-х месяцев ребята на перекладных добираются до далёкого города Кзыл-Орда, где в старинной крепости с высокими глиняными стенами разместилось Серпуховское училище. Здесь поджидала очередная неудача. Оказалось, что принимались только юноши, достигшие призывного возраста, а Лёве не хватало нескольких месяцев до 18 лет. Что делать? Решили 5 месяцев как-то перекантоваться. Где они только ни побывали и ни работали в эти месяцы! Бухара, Ашхабад, Красноводск на Каспийском море, там 1-й месяц поработали на кирпичном заводе и уехали в Ташкент, который поразил их большим количеством эвакуированных. На газонах, тротуарах вдоль горы сидели, спали на матрацах женщины, старики, дети из самых разных районов нашей страны.

В Ташкенте узнали, что на границе Казахстана и Киргизии у Зайсана принимают русских для заготовки сена. Поехали туда, устроились на сенокосилки. Горы, чистый воздух. Часто возили сено через перевал в город Кант на озере Иссык-Куль. Однажды, привезя очередной раз на станцию Чу очередной обоз сена, прочитали о том, что училище в Кзыл-Орде объявляет дополнительный прием и берёт даже тех, кому 17 лет. Лёва вместе с другом возвращаются, и 2 мая 1942 года их зачисляют в доблестные ряды будущих авиаторов. Учебные аэродромы располагались там, где позже будет построен космодром Байконур.

         Позже, в  80-е годы, возвращаясь из поездки со школьниками Средней Азии, был потрясён, увидев из окна поезда не маленький городок Кзыл-Орду, а огромный с тысячами огней город Ленинск.

 


1944 год

В училище проучился Лев Иосифович только до сентября. В сентябре 1942 года немцы впервые прорвались к Волгограду, нанеся сильнейший авиационный удар по городу. Командование училища решили, что первый курс, который овладел навыками наземного боя, должен быть переброшен на фронт, а второй курс, начавший летать, должен остаться и доучиться. Так как Лев Иосифович был первокурсником, ему пришлось расстаться с мечтой о небе и выполнить приказ командования. ( А как он мечтало том, что будет управлять штурмовиком ИЛ-2, которому не было равных в военной авиации!).  

         Их погрузили на эшелон и повезли на Южный Урал, где формировалась дивизия для участия в боях под Великими Луками. Командование решило упредить движение немцев к Сталинграду и оттянуть часть немецких дивизий на северо-запад, для этого начать наступление в районе Великих Лук. На Южном Урале, где формировалась дивизия, также шла учеба: оттачивались артиллерийские навыки, выносливость, умение вести наземный бой в разных условиях.

         Лев Иосифович стал пулеметчиком. Он должен был свой пулемет, весом около 58 килограмм,  переносить с собой. Трудные были учения. Но очень хорошие отношения складывались с местными жителями, которые как могли подкармливали молодых бойцов. Особенно запомнились необыкновенно вкусные башкирские арбузы.

 

1945 год

Через несколько недель дивизию посадили на поезд ,и они оказались под Рязанью, на станции Рыбная, оттуда марш броском через наши русские деревни направились к реке Оке. Особенно запомнилось село Константиново. Там вдоль обочины дороги стояли женщины и пели такие грустные песни, от которых на душе становилось тоскливо и тревожно… Подошли к реке Оке, навели понтонную переправу и по ней переправились люди и технику на другую сторону. А там всех разместили в Селецких лагерях, где в огромных казармах можно было спрятать всю дивизию и технику. Этой 9-ой гвардейской дивизией командовал Афанасий Павлантьевич Белобородов. (В дальнейшем под его руководством Лев Иосифович пройдет пол- войны. А в мирное время они станут большими друзьями. Похоронят генерала Белобородова его друзья- однополчане около станции Снегири, где 9-ая гвардейская дивизия вела кровопролитнейшие бои на подступах к Москве). Первое боевое крещение Лев Иосифович получил около Великих Лук, а далее Ржев, Духовщина, Невель. После очередного боя подходит к нему командир Горошков и говорит: «Лева - ты хороший пулеметчик, прекрасный солдат, иди поучись на офицера, будешь отличным командиром!» Он согласился и добрался до училища 4-ой ударной армии. Через несколько месяцев из рук генерала Баграмяна получил лейтенантские звездочки и ушел на передовую, 9-ая гвардейская, объединившись с другими дивизиями, стала называться 90-ой гвардейской дивизией.  

 

Военный институт,
1945 год

Лев сначала командовал стрелковым, потом пулеметным взводом. Был ранен под Витебском, подлечился, вернулся в дивизию, доверили командование ротой (а в ней 200 человек), а Леве всего 19 лет.

         Под Полоцком получил серьезное ранение. До сих пор так и не вынут из тела осколок от немецкого снаряда. После 3-его ранения долго восстанавливался в госпиталях Москвы, потом Мурома. Шел уже 1944 год. Вопрос о комиссовании  оставили открытым. Идти в действующую армию запретили. Предложили учиться в авиационной академии имени Жуковского. Лева с радостью согласился летать - это же его мечта, но выйдя на физ. подготовку в академии, опять оказался в больнице – разошлись швы. Очень сильно переживал, что не мог ничем помочь фронту. И вдруг в начале 1945 года ему предложили попробовать сдать экзамен в Киеве в военный институт на переводчика. Лева в школе хорошо знал немецкий. Экзамены были сложными. И вот 2 мая 1945 года Лев Иосифович Тартаковский находит себя в списках,, принятых в институт и каково было его удивление: из многочисленных юношей, сдававших экзамены, он единственный, с блеском сдавший экзамены, был принят в институт. Так и оказалось, что на факультете стали учиться 100 девушек и 1 юноша – наш Лев Иосифович.

 

Девушки с его курса переводчиков, 1945 год

         Учиться было сложно, но очень интересно. Днем занимались с преподавателями, а домашние задания выполнялись с пленными немцами, которые не прощали ни одной ошибки, ни одного неправильного произнесенного слова - все замечания заносили в свои донесения, которым отчитывались перед начальством. Леву, как единственного юношу, назначили командиром курса. Пришлось решать все проблемы: и бытовые, и учебные. На его плечи неожиданно свалилось «приятное и ответственное» командование. Все-таки 100 красивых девушек,  и каждая со своим характером, многие побывали на фронте, многие потеряли близких. Лева был для них и утешителем, и опорой, и вдохновителем романтических отношений. Как к отцу или матери приходили они к нему со своими горестями и радостями. А он кого подбадривал, кого журил, кому помогал в учебе. Для каждой находил доброе слово. После учебы в Военном институте судьба разбросала их по разным организациям и странам.

 

1948 год,
супруга Льва Илсифовича

Лев Иосифович несколько лет жил и работал в Германии. А когда после демобилизации  вернулся в Москву летом 1954 года,  не долго думая решил идти работать в школу – учителем немецкого, благо знал его в совершенстве. Очень тепло вспоминает свою 1-ю школу № 211,  с которой он начал свою педагогическую биографию и своего 1 директора – Анну Порфирьевну Тодорову. Проработав некоторое время в этой школе и показав себя очень творческим и инициативным педагогом, получил предложение стать директором 237 школы, что на Октябрьской улице. Оказалось, что эта школа – подшефная у завода-комбината «твердых сплавов», который во время войны выпускал снаряды для уничтожения немецких «тигров», особенно огромную роль эти снаряды сыграли в курскую битву, где у Прохоровки разыгралось крупнейшее танковое сражение. Школа, под руководством Льва Иосифовича, начала проводить поисковые экспедиции. Они прошли дорогами 6 гвардейской дивизии от Ельни до Бреста. Находили и перезахоранивали бойцов, ставили памятные знаки, находили родственников погибших. В одной из поездок в Тэрест вместе с Львом Иосифовичем были писатели Сергей Смирнов и Константин Симонов. Именно эта школа №237 положила начало всесоюзной экспедиции «Дорогами отцов». И другие школы стали заниматься поисковой работой.

         Надо сказать, что до сих пор в школе работает Музей боевой славы, начало которому положил Лев Иосифович, а на стене у входа в здание школы висят мемориальные доски.

 


1954 год

Затем Лев Иосифович переходит работать в свою любимую школу №209.  Многие годы своей жизни отдает он ее коллективу. Все трудные дети проходят через его добрые руки, и каждому он находит место в этой сложной жизни.

         И наконец – школа №188. И здесь он неутомим: добивается того, чтобы в школе с экономическим уклоном изучалось 2 иностранных языка: и английский, и немецкий. Став завучем иностранного языка разрабатывает специальные программы. Легкий на подъем, он и в нашей школе совершает серию поездок, и из каждой привозит массу впечатлений и невероятные рассказы о виденном и слышанном.


Коллеги 188 школы с Львом Иосифовичем, 2002 год.
С букетом директор школы Виноградова Инна Вячеславовна

2002 год


Ежегодно в Твери Лев Иосифович встречался со своими боевыми товарищами. Вспоминали военные годы, друзей, погибших в боях, рассказывают о своих семьях, детях, внуках. Лев Иосифович вспоминал своего большого друга  Вальку Попова, с которым прошли всю войну и очень дружили после. Рассказывал о своей милой супруге Клавдии Михайловне, с которой прожили 50 лет. О двух своих сыновьях и, конечно, любимых внуках.

2002 год